Piexsi


За что я люблю полигонки.
За атмосферу. Атмосферу ожидания. За множество красивых образов и костюмов. За относительную свободу - когда при огромном количестве игроков и персонажей есть выбор - с кем играть. За множество бытовых и антуражных мелочей. Ну, и за свежий лесной воздух, без которого я в городе я окончательно зачахну.
Надо - пытаться ехать с командой. Опыт одной из первых игр - в маленьком тесном кругу, оставил исключительно положительное впечатление. Хотя и тут могут быть накладки. В результате приехала на игру с круглыми от ужаса глазами - вживаться в образ будущей сироты. Внезапно я играла совсем не в то, на что настраивалась накануне. Не было ни свадеб, ни тяжелых родов. Хотя создать эмоциональный фон я честно попыталась.
итак, по итогам игры мне хотелось бы вспомнить про:
Про религию. Я не люблю играть в религию. Это личное. И я заранее писала в заявке и знала, что буду играть девушку, религиозную не сверх меры. Не религиознее соседей. Верующую ровно настолько, чтобы не вызывать порицания. Однако мой духовник был очень чутким и понимающим, и пропускать проведи совсем не хотелось. Паломничество воспринималось мною как такое интересное и опасное приключение, во время которого я обязательно должна думать, и лучше о высоком. "Думай, Зоя, думай. Да нет, о высоком думай!" Во время паломничества персонажу приходили в голову какие-то странные мысли о том, что, кроме Иерусалима, есть много других городов, где могут пригодиться бестолковые, но милые служанки. И что нет большой разницы, где умирать. И что люди, верующие в другого Бога, такие же люди.
Про меня. Я была служанкой в аптеке возле храма. Поначалу я рассчитывала поразить работодателя всевозможными талантами так, чтобы немедленно повыситься до ученицы, но по итогам игры поняла, что саму себя бы близко не подпустила к больным. Заболтаю до смерти.
Про тайну. У любого мало-мальски важного господина (аптекаря в том числе) должна быть тайна. Любопытство не порок, и долг любой правильной служанки - быть в курсе всех тайн своего нанимателя. Я честно старалась. Сначала думала, что он регулярно ходит по бабам, то есть ходит смотреть на экзотических сарацинских танцовщиц, отплясывающих возле крепостной стены. Потом - что у него роман с красивой дамой, вхожей во дворец. Потом были еще подозрения в мужеложестве... благо, вслух я их нечасто озвучивала. Но ларчик просто открывался. Он был ассасином. Интересно, а раньше я никогда не задумывалась, отчего в аптеке такие черные стены?
Про аптеку. В которой я возмущалась, требовала прибавки, приносила тарелки, чтобы их разбить, и искала тайник с деньгами. Я раза три уходила оттуда, обещая, что "ноги моей там не будет", но все равно возвращалась. Наверное, это стоило назвать "эффектом бумеранга".
Про Масияф. Который совсем не Икконийский Султанат, куда мне велели идти. О чем я узнала примерно за час-два до того, как засобиралась домой. Ну и что, что знаки на воротах и крепость маленькая! Никто не говорил, каких размеров должен быть этот Султанат. Мыслительная цепочка персонажа после сего похода выглядела примерно так: "какие милые люди, говорят такие правильные вещи, они дали мне провожатого, жизнь прекрасна, хочу халвы, мне прибавили жалование, возможно, когда-нибудь, я и приму ислам".
Про евреев. Которые были прекрасны в любое время суток в любом месте. И большое спасибо той милой пожилой женщине за гадание. Оно навело персонажа на множество размышлений.
Про ханаку в Аллепо. Которую мне так и не случилось посетить из-за последнего штурма. И про милую женщину-суфия. Так жаль, что мне было негде ее приютить, и оставлять ее в аптеке было плохой идеей.
Про свечную лавку. Она стала мне вторым (первым) домом. Я ходила туда пожаловаться на жизнь и выпить чаю, и меня почему-то ни разу не прогнали. Наверное потому, что там жили исключительно милые и набожные люди, которые все время давали мне правильные советы, которым я не следовала. Я еще очень надеялась, что эти милые люди однажды поженятся.
Про семью Лабрис. Которые были настоящей, крепкой, сплоченной семьей, и которым я втайне завидовала. Как раз той самой сплоченности.
Про замужество. Которого я не хотела. В принципе, это был мой явный просчет. Пытаться самой выбрать мужчину. Какая-то нехарактерная для средневековья активная жизненная позиция. Которая, возможно, частично и объяснялась легкомыслием персонажа и свалившимися на нее потрясениями, окончательно повредившими ее рассудок.
Про штурмы. Которых было два. Первый вызвал у меня нешуточную панику. Я носилась по городу, мысленно и вслух прощалась со всеми, кто был мне дорог, и пыталась спрятаться.
Про чайхану. В которую я, чуть что не так, собиралаь идти и проситься служанкой и все-таки дошла под конец игры. Там было безопасно и здорово.
Про паломников. Из которых мне больше всего запомнилась женщина, которую чуть не обвинили в соучастии в покушении. У нее был красивый наряд и очень интересная жизненная история, которую, увы, мне не удалось услышать в подробностях.
Про короля. Который был красив, и весь отыгрыш рыцарских романов для меня состоял в том, что я пару раз посмотрела на него восхищенными глазами и подумала, "как красив".
Вкратце - мне понравилось.